ProtoS7.ru

Авторская страница

Почтовый адрес: 600017. г.Владимир. ул.Кирова  д.8. к.30. т. (0922) 234483

"Знаменательные Числа"
А. Садов

Часть 5.

(1) - (2) - (3-4) - (5) - (6)

Неизвестный Журнал
за 1911 или 1912 годы
(сокращенный набор с фотокопии)

Автор статьи А. Садов

"Знаменательные Числа"
Часть пятая (Продолжение).

Некоторые из основных взглядов, намеченных в предшествующем изложении, встречаем в обширнейших и детальнейших изысканиях мифолога Рошера. Названный ученый, по его собственным словам, еще в своей монографии "Die enneadischen und hebdomadischen Fristen und Wochen" попытался подробно показать, что значение и святость числа 7, как и числа 9, в конце концов и по преимуществу основывается на измерении и разделении времени, определяемого 7-ми и 9-ти-дневными фазами луны, которым приписывали могущественнейшее влияние на возрастание и умаление всего, на всю жизнь всех живых организмов.

Этот свой взгляд автор попутно раскрывает и в своих последующих работах. В монографии о числе 7 и 9 в культе и мифе греков он предположил, в частности, исследовать дальнейшее развитие числа 7 и 9 до значения священных и знаменательных чисел, чтобы таким путем получилась в конце концов история их у греков. Так как это развитие, несомненно начавшееся уже в очень раннее время, ни на какой области развития человечества не открывается в своем первоначальном виде с большей ясностью, как в культе и мифе, то он поставил ближайшей своей задачею - точнее исследовать роль, которую играли изучаемые числа в названной области, полагая, что только в таком случае можно надеяться проследить перенесение их и на другие области жизни. При этом он считает нужным принять во внимание, что уже в том (им раскрытом) значении, которое числа эти имели для определения и разделения времени, т.е. движения луны, заключается существенный религиозный момент, так как луна издавна, даже у примитивнейших народов, считалась за одно из могущественнейших божеств и ее влияние в выдающейся степени считалось священным.

В новой монографии автор говорит: "Чем полнее и обширнее становится с течением времени мое собрание свидетельств о значении числа 7 в области всей древней культуры и литературы греков, тем яснее становилось для меня, какую влиятельную роль играло учение о седьмицах в философии и медицине греков, народа, больше всех других склонного к теоретическому мышлению, и тем живее чувствовал я желание и потребность собрать по возможности многие, даже все отрывки древне-греческих теорий о гебдомадах, расположить их соответственно историческим точкам зрения и связать пояснительным текстом".

Почтенному автору казалось привлекательным - " в громадной, почти бесконечно ткани, представляемой греческой философией и наукой, следить за одной нитью, которая проходит чрез всю ткань от начала до конца, обнажать эту нить, до известной степени изолировать и в изолированном виде наблюдать и изучать, причем неожиданно оказывается возможным проникнуть своим взглядом в историческую связь явлений и прежде всего в отношении зависимости, в котором находятся отдельные системы и школы. Не безъинтересно также на каком-нибудь особенно ясном примере показать, что иная "теория" греческих философов, еще задолго до ее первого научного формулирования древнейшими философскими школами, в скрытом виде находилась в народной вере древнейших греков, так что заслуга этих школ состоит не столько в оригинальности мышления, сколько в решении - на основании отдельных мыслей народа создать систему учения".

В виду связи римской культуры с греческою, и общий ход исследований Рошера и результаты, им полученные, имеют прямой интерес и для изучающего римское мышление. Вот эти результаты в их главных и - по необходимости - лишь общих очертаниях и в той последовательности, в какой излагает их автор.

Древнейшая и вместе важнейшая ступень в истории греческой теории о седьмицах представлена греческим культом и мифом. Уже на этой первой стадии мы встречаем седмицы дней, месяцев, годов, и в то же время можем наблюдать, как число священных периодов переносилось и на многие другие определения. В этом отношении Аполлон с его культом, так как здесь кроме седмичных сроков, встечаются таже очищения в 7 источниках, храмы с 7 ступенями и многое тому подобное. Седмичные сроки более древни, чем распространенные во время древнейшего эпоса девятичные, и они с большей вероятностью могут быть возведены к разделению древнейшего 28-дневного лунного месяца на 4 части, точно так же, как девятичные и десятичные могут быть сведены к разделению позднешего месяца из 27 - 30 дней на 3 части.

Гебдомады наблюдаются, далее, в древнейшем эпосе, учении орфиков и тесно связанном с ним учением пифагорейцев. Так как в культах и мифах Аполлона и Диониса число 7 имело особое значение, то, при связи пифагорейцев, как и их учителей орфиков, с Дельфами, можно уже наперед предполагать, что древнейшая пифагорейская школа, все сводившая к числу и мере, должна была придать числу 7 выдающуюся важность, тем более, что пифагорейцы, как люди консервативно-аристократического и вместе с тем практико-этического направления, охотно придерживались древнейших культов, мифов и народных воззрений. Критическое рассмотрение свидетельств показывает, что указанное предположение возвышается над простой вероятностью до степени почти абсолютной несомненности.

Главная и первоначальная основа священного числа 7, именно семидневная неделя, как четверть 28-дневного лунного месяца, была повидимому введена уже древними пифагорейцами в область их философско-математических спекуляций. Есть основания думать, что уже древними пифагорейцами все, по взгляду древности, столь важные для развития организмов всякого рода, особенно человека, седмичные периоды дней, месяцев и годов ставились в связь с 7-дневными четвертями луны и из них объяснялись. Сюда же относится древне-пифагорейское учение о двух периодах развития зародыша в утробе матери, именно 7-месячном и 9-месячном. По отрывку из "пифагорейца" Гиппона из Метапонта (в Лукании), число 7, вместе с числом 10, имеет прямо господствующее значение в развитии человека и до и после рождения.

В этом отрывке, приведенном у Цензорина De die natali 7, 2, чтаем: a septimo ad decimum nasci posse,,, nam septimo partum iam esse maturum eo quod in omnibus numerus septenarius pinrimum possit. Здесь особенно важно общее положение: in omnibus ets., так как оно показывает, как далеко пошли философы 5 столетия в своем взгляде на господство числа 7. Подтверждение этого можно видеть в многочисленных, почерпнутых очевидно из древнейшей научной литературы, местах у разных авторов, в том числе у Плиния, где трактуется о значении числа 7 в области зоологии, биологии, сельского хозяйства.

Высокий интерес имеет учение о седмицах в псевдо-гиппократовой книге медицинско философского содержания, относящейся ко времени Пифагора. По этому сочинению, мир так устроен,что все должно выразить своим видом и определениями число 7. Так как это число господствует над миром, как целым, так и каждая отдельная часть его обнаруживет в своей форме и расположении влияние того же числа. Семь небесных свети имеют целью условливать следование времен года одного за другим. Времен года семь: время сеяния, зима, время посадок, весна, лето, время плодов, осень. Есть семь направлений ветра. Земля с животными и растениями занимает седьмое место между всеми вещами мирового целого. Земля распадается на семь частей: она имеет а) Пелопоннес в качестве головы, место жительства людей, возвышенно мыслящих, б) Истм, в соответствие спинному мозгу (шея?), и т. д. Число 7 господствует над болезнями и над всем, что в теле поражается разрушением. В человеческой жизни есть 7 времен, которые мы называем возрастами. Всякий человек имеет 7 частей тела. Голова действует семью способами для поддержания человеческой жизни. Язык имеет семь гласных звуков. И душа (т.е. принцип жизни) делится на семь частей.

В древней медицине первоначально почти исключительно господствовали седмичные сроки, и только с течением времени, отчасти вследствие введения 30-дневного месяца, распадавшегося на три недели по 10 дней, отчасти вследствие более точного наблюдения, мало по малу выступили десятичные и другие сроки, ограничившие исключительное господство числа 7. Учение о критическихднях, игравшее в античной медицине выдающуюся роль, находится в теснейшей связи с теорией седьмиц и (что вероятно в высшей степени), имеет такую же древность, как и она. Вера в критическое значение седьмого дня и вместе с тем вообще число 7 опирается на распространенное и древнее представление о сильном влиянии луны и ее четырех фаз на всю жизнь на земле и ее обитателей. Так как луна, по верованию всей древности, не только усиливает рост и развитие всех живых существ, но и производит могущественное влияние на их умирание и болезнь, то отюда не далеко было до мысли - для целей прогностики и терапии обращать внимание при болезнях на фазы прибывающей и убывающей луны и допускать, что эти фазы и с ними седьмые дни имеют величайшее значение для течения болезней.

Великие древние систематики Платон и Аристотель считали себя обязанными серьезно заняться сочинениями ионийских илозоистов, пифагорейцев, врачей и естествоведов, и из этой литературы брать в свои системы то, что казалось подходящим, а другое оспаривать.Оттого и у Платона и у Аристотеля мы также встречаемся со следами древнего учения о гебдомадах.У Платона относится сюда, между прочим, о 7 возможных государственных формах и учение о 7 принципах, на которых основывается отношение правителей к управляемым. Гораздо более многочисленные остатк о гебдомадах встречаем у Аристотеля, особенно в сочинениях естественно-научного содержания; притом эти отрывки из древней литературы многократно сопровождает он выражением своего согласия с ними. Аристотель отвергал всеобщее и безусловное господство числа 7, но в то же время, на основании наблюдений, сделанных или им самим, или взятых из казавшихся ему достойными веры источников, во многих отдельных случаях допускал, по крайней мере, частичное или ограниченное влияние этого числа. И последователи философа перипатетики часто придерживались учения о гебдомадах.

При эклектическом отношении стоиков к раннейшим философским школам легко понятно, что они также вносили в свою философию издавна популярное в Элладе учение о числе 7 и старались применить его к практике жизни. Одному из самых выдающихся стоиков обязаны мы и наиболее замечательным рассуждением о числе 7, и связным изложением прежних гебдоматических теорий. Здесь имеется в виду комментарий Посидония к Платонову Тимею, в котором идет речь о семи планетных сферах и семичастной душе мира. Может возникнуть вопрос: верил ли сам Посидоний в значение числа 7, или взятые им из прежней философской литературы наблюдения приведены им только из исторического интереса. Для большей части собранных Посидонием примеров нужно, кажется, принять первую точку зрения.

Наконец, в истории мнений о гебдомадах представляют важность суждения астрологов по этому предмету. Астрологическое учение о гебдомадах в позднейшее время не несущественно влияло не только на философские школы, но и на воззрения всей древности, людей образованных и необразованных. Уже Филон замечает (пропуск). При этом он имеет в виду, с одной стороны, пифагорейцев, с другой - знаменитых своими работами в области математики и астрономии вавилонян и халдеев. Действительно, мысли Филона блестяще подтвердились новейшими открытиями и исследованиями в области ассирологии. Найдены, в отрывках, многочисленные памятники литературы и искусства этого стародавнего культурного народа МесопотамииЮ из которых можно заключить о настоящем культе числа 7. Спрашивается: в каком отношении и с какого времени находилась астрология вавилонян к учению греков о гебдомадах?

Большинство ученых новейшего времени, занимавшихся вопросом о происхождении священного числа 7, (в том числе все семитисты и ассирологи), доселе склонно было - святость числа 7, семидневную неделю и т.д. выводить и у народов запада из семеричного числа планет, следовательно - из вавилонской астрологии. Это взгляд теперь едва ли можно поддерживать, после того, как указано, что учене о гебдомадах было уже вполне развито в то время, когда греки еще и не подозревали семеричного числа планет. В пифагорейском учении о семеричном числе планет и о тесно связанной с ними гармонии планет должно видеть первые ясные следы влияния вавилонской астрологии на греческую теорию гебдомад.При обозрении частностей астрологического учения о гебдомадах должно констатировать, что оба корня, в которых выросло учение о гебдомадах в древнейшей вавилонской школе астрологов, именно соответствующая фазам луны семидневная неделя и седмеричное число планет, имели такую силу, что все гебдомады, о которых говорит астрологическая литература греков, с легкостью могут быть произведены от одного из двух названных корней, или от обоих вместе.

Второй корень древне-вавилонского учения о гебдомадах, именно седмеричное число планет, дал многочисленные отпрыски. При лбозренииих следует иметь в виду, что астрологи ведут свои предсказания таким образом, что для истолкования будущего придаются каждой из семи планет - с включением солнца и луны - особенные свойства, которые планета сообщает; под властью или влиянием планет мыслятся находящимися определенные металлы, камни, люди, звери, растения и проч. При этом исходили из того воззрения,что из совместного действия различных планет, в зависимости от их положения в круге 12 знаков зодиака, можно вывести, по определенным правилам, заключения о том, как сложится судьба.

Изложенные соображения также могут объяснить несомненно многое в истории знаменательных чисел.

А. Садов.

(Продолжение отсутствует.
Кто найдет, пожалуйста, сообщите))

(1) - (2) - (3-4) - (5) - (6)

[ Выход на оглавление ]
Выход на Главную страницу